Стилизованное православие

Стилизованное православие

Работа"Столп и утверждение истины". На западе философия ограничена рассудком, системой понятий, у русской философии идеи. В светской философии стали исходить из данных религиозного порядка. На месте религиозного опыта стремятся построить систему. Большое значение уделял духовному переживанию полноты бытия. Для особенностей - знаком с фольклором, оккультизмом, магизмом. Энергия вещей втекает в другие вещи. За ним чуткое ухо прозревает иную действительность. Все имеет двойное существование, в связи с этим Флоренский демонстрировал сближение синтетического зрения у святых и в народном сознании.

Религиозное самопознание в творчестве Флоренского

Содержание[ править править вики-текст ] Флоренский начинает с апологии православной церковности, суть которой в опыте и переживании духовной жизни. Этот экскурс необходим для того, чтобы преодолеть кантовский агностицизм см. Письмо шестое , к которому приводит несовершенная человеческая мудрость. Сам по себе и из себя разум неспособен постичь истину. На основании лингвистических данных Флоренский выводит русское слово истина из глагола есть:

«ревность у мужчин складывается из эгоизма, доведенного до чертиков, любовь, которая одновременно и ненавидит и завидует» (П. Флоренский).

Возможно ли излечиться от ревности Опубликовано: Она некрасива, видно, и в юности была не слишком привлекательной, но сейчас ее лицо изборождено морщинами, под глазами круги. Она и сама не строит иллюзий относительно своей внешности: Я понимаю, когда ревнуют молодых и красивых, но меня?! Жизнь этой женщины превратил в ад ее муж, вместе с которым она прожила более тридцати лет. Пока я сидела дома с маленькой дочкой и не работала, жизнь была поспокойнее. Но стоило мне выйти на работу - и снова началось!

Столп и утверждение истины

ревность всегда рождается вместе с любовью, но не всегда вместе с ней умирает. Франсуа де Ларошфуко Отсутствие ревности означает расчетливую любовь. Жермена де Сталь Люди ревновали всегда, либо из боязни потерять, либо оттого, что считали человека своей собственностью. И отстаивали свое право на дуэлях, душили и травили за измену, прикрываясь понятиями чести. Во многом это чувство диктует и общественная мораль, стоящая на страже брака.

Стало быть, и ревность либо паразитирует на какой-нибудь Отец Павел Флоренский обращает внимание, что слово .

Флоренский О ревности Мне кажется, стало несомненным, что обсуждение любви вообще и дружбы в частности и в их конкретной жизненности почти неизбежно поднимает вопрос о явлении теснейше с ним связанном, — о ревности. Что прак тически этот вопрос выдвигается на первую линию по важности, о том едва ли возможно двоякое мнение. Но, мне думается, недостаточно сознается большинством мы слителей его теоретическая важность: Вот поче му мне кажется необходимым глубже проникнуть в поня тие ревности.

Полагаю, на основании сказанного в конце предыдущего письма, что уяснение понятия ревности слу жит вместе к уяснению самого понятия дружбы и любви. Итак, что же такое ревность? В ходячем, интеллигентском словоупотреблении ре вность понимается как порок или по меньшей мере как бесспорный нравственный недостаток, — нечто постыдное и достойное осмеяния.

В основе ревности интеллигенцией принято усматривать и гордость, и тщеславие, и самолю бие, и подозрительность, и недоверие, и мнительность, — словом, все, что угодно, но только не какое-либо мораль ное преимущество. Этот взгляд на ревность особенно свойствен тому веку, который был революционно-интеллигентским по преимуществу, — -му; и осу ждается ревность в особенности в том месте, где просве тительская рассудочность царила нетерпимее всего, — в Париже.

Кое-что о ревности

Его основная работа"Столп и утверждение истины" несомненно является памятником русской культуры. Сам он назвал ее"опытом православной теодицеи" оправдание бога. Хотя, по большому счету, вряд ли ее значение исчерпывается только этим, и вряд ли она была бы столь значима в философском и общекультурном плане.

Вот что это за жанр такой: единство учения Выготского, Флоренского, Шпета если бы мы сначала кто-то из страха, кто-то из ревности, а потом — по.

Флоренский - новая душа, и у него не может не быть этих чаяний, этих ожиданий и исканий. Он также ждет нового откровения Духа. Но он так боится самого себя и так стилизует себя на православно-архаический лад, что робки его искания откровения Духа. Он слишком напуган бессилием и неудачами"нового религиозного сознания". Он боится всякого почина в раскрытии Духа, всякого человеческого дерзновения в духовной жизни.

Но Дух раскрывается в человеке и человечестве через человека и человечество; откровение Духа не может быть трансцендентным голосом свыше и извне, это имманентный голос внутри, в глубине. Дух не может раскрываться вне человеческой активности, вне напряжения человеческой природы, ибо жизнь в Духе есть богочеловеческая жизнь, совместное действие Бога и человека. Флоренский из боязни обрекает человека на пассивное выжидание, которому не предвидится конца. Он утешает себя тем, что новое откровение Духа зачинается уже у св.

Серафима, у старца Амвросия и других русских старцев, и не хочет на себя возложить бремя раскрытия Духа, на себя принять ответственность. Святые и старцы за нас должны действовать, нам же остается пассивно ждать и смиряться. Есть это у старца Зосимы, в гениальных творческих прозрениях Достоевского, но не у реального Амвросия, [который нес тяготу и бремя"мира" и не был свободен от унылой обыденности.

Серафима единственный, светлый, но и его трудно связать с новыми чаяниями. Флоренского нет даже зачатков того подлинного нового сознания, что ныне мир вступает в эпоху антропологического откровения, почин которого должен взять на себя сам человек, на свой риск и страх, что божественное откровение переходит внутрь человека и через него продолжается.

/ Флоренский

Столп и утверждение истины. Половинкина о сочинении П. В основном было написано в годы его второго студенчества в Московской духовной академии —

Этап «внеличного» общения с Флоренским значителен в жизненной и . вероятно, лишь"ревность", о коей написано в Папиной книге.

Опыт православной теодицеи в двенадцати письмах свящ. Флоренский — новая душа, и у него не может не быть этих чаяний, этих ожида ний и исканий. Он также ждет нового откровения Духа. Но он так боится самого себя и так стилизует себя на православно ар хаический лад, что робки его искания откровения Духа. Он боится всякого почина в раскрытии Духа, всякого человеческого дерзновения в духовной жизни. Но Дух раскры вается в человеке и человечестве через человека и человечество; откровение Духа не может быть трансцендентным голосом свы ше и извне, это имманентный голос внутри, в глубине.

Дух не может раскрываться вне человеческой активности, вне напряже ния человеческой природы, ибо жизнь в Духе есть богочелове ческая жизнь, совместное действие Бога и человека. Фло ренский из боязни обрекает человека на пассивное выжидание, которому не предвидится конца. Он утешает себя тем, что новое откровение Духа зачинается уже у св.

Читать онлайн"Стилизованное православие" автора Бердяев Николай Александрович - - Страница 6

Флоренский — Писатель, Богослов, Филосо Флоренский — писатель, богослов, философ. Его основная работа"Столп и утверждение истины" несомненно является памятником русской культуры. Сам он назвал ее"опытом православной теодицеи" оправдание бога.

Павел Александрович Флоренский Большая советская энциклопедия: Флоренский Павел Александрович Письмо двенадцатое: ревность (). XIV.

Столп и утверждение истины. Что практически этот вопрос выдвигается на первую линию по важности, — о том едва ли возможно двоякое мнение. Но, мне думается, не достаточно сознается большинством мыслителей его теоретическая важность: Вот почему мне кажется необходимым глубже проникнуть в понятие ревности. Полагаю, на основании сказанного в конце предыдущего письма, что уяснение понятия ревности служит, вместе, к уяснению самого понятия дружбы и любви.

Итак, что же такое ревность? В основе ревности интеллигенцией принято усматривать и гордость, и тщеславие, и самолюбие, и подозрительность, и недоверие, и мнительность, — словом, все что угодно, но только не какое-либо моральное преимущество. Эту мысль облекает игрою слов Шлейермахер или Грилльпарцер: Любовь, полная ненависти к любимому предмету и зависти к другому, пользующемуся любовью первого, есть, — по Спинозе, — ревность. Спиноза тут чрезвычайно удачно пользуется образом смешения двух жидкостей, когда они, проникая одна в другую, струятся и мутнеют, — что обозначается термином .

Религиозно-философское наследие священника Павла Флоренского. Антропологический аспект

Филон —О созерцательной жизни. Таковы Иост г. трак а и др. Наконец, решительное слово произносит П. Аргументация Луциуса быстро привлекла к себе сочувствие ученого мира, так что защита исконного взгляда показалась бы жалкою наивностью.

Nejzajimavejsi цитаты о ревности od autoru z celeho sveta - vyber vtipnych, Павел Александрович Флоренский русский православный священник.

Подоб-ное восприятие ревности свойственно западной философской традиции. Данная точка зрения существенно сказывается на современном по-нимании ревности, но в корне отличается от традиционного взгляда древ-нерусских любомудров, унаследованного ими из восточно-христианской традиции. Следуя в русле русской православной традиции, известный рус-ский богослов и философ П.

Дворецкого содержит следующий ряд значений: В лице своих мыслителей Античность в целом не уделяла ревности столь пристального внимания, как это стало свойственно ветхозаветной библейской традиции и вслед за ней христианству. Так в Ветхом Завете мы встречаем многократное использование термина ревность. ревность даже становится одним из положительных свойств Бога, который Сам в десяти библейских заповедях Исход Восточная патристика, в трудах отцов церкви, особенно Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова продолжает осмысление ревности и определяет ее место в системе христианской антропологии.

ревность опре-деляется как, претерпевшая искажение, положительная сила души.

Интро Арси

    Хочешь узнать, как можно навсегда избавиться от проблемы ревности и вычеркнуть ее из жизни? Кликай здесь чтобы прочитать!